22 октября 2020

Документальный проект #НаСтражеРодины и Закона к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Нижнедевицкий район.

Имена четырех человек, проявивших героизм в годы войны, связаны с Нижнедевицким районом.

Загорский Николай Иванович

Родился 18 декабря 1923 г. в деревне Климово Калиниской области, погиб в с. Вязноватовка Нижнедевицкого района Воронежской области  4 июля 1942 г. Летом 1942 года, сдерживая превосходящие силы противника, наши войска с тяжёлыми боями отходили к Дону.

116-я отдельная танковая бригада, под командованием А.Ю. Новака, ведя бои, которые возникали подчас внезапно в самых неожиданных местах, оказалась на линии станция Нижнедевицк – Вязноватовка. Задача бригады состояла в том, чтобы не допустить прорыва танков и мотопехоты немцев на хорошие дороги, идущие от Нижнедевицка на Орехово и Верхнее Турово. Эти дороги были перегружены отходившими стрелковыми частями, понесшими большие потери. По ним проходила эвакуация раненых, тыловых подразделений и шёл подвоз боеприпасов и горючего.

В ночь на 4 июля 1942 года батарея истребительной противотанковой артиллерии 116-й ОТБр, под командованием старшего лейтенанта Авраменко, заняла свои огневые позиции на возвышенности ближе к селу Вязноватовка. Командиром одного из взводов этой батареи был младший лейтенант Загорский Н.И.

Позицию для орудий своего взвода Загорский выбрал очень удачно. Дорога, по которой должны двигаться фашистские танки была у него, как на ладони. Но, в тоже время ему было хорошо понятно, что и его позиция была прекрасно видна врагу. Предстояла смертельная дуэль, рассчитывать можно было только на, быструю и точную работу орудийных расчётов.

Ранним утром 4 июля на горизонте показались немецкие танки, но они двигались не по дороге, а по ржаному полю, которое находилось прямо напротив позиции Загорского. Танки шли в колонне, но после первого же выстрела орудия Загорского они развернулись и, используя неровности местности, начали приближаться к высоте, ведя пушечный и пулемётный огонь по позиции. Сначала был подбит передний танк, а потом, но уже гораздо ближе к высоте – ещё два танка. Остальные отошли задом, продолжая вести огонь. Атака захлебнулась. Вскоре по позиции Загорского открыла огонь, немецкая артиллерия. Один за другим вышли из строя почти все орудийные расчёты. К 11 часам осталось действенным лишь одно орудие и один артиллерист – младший лейтенант Н.И. Загорский. Это было его решение. На машине, подъехавшей чтобы забрать их с поля боя, он отправил в тыл раненных и оставшихся в живых бойцов, а сам остался один на один с врагом, прекрасно понимая, что это его последний бой.

Несколько жителей села, выбравшись из-за укрытия, с замиранием сердца следили за этим беспримерным поединком. Артиллерист быстро заряжал пушку, прицеливался и со снайперской  точностью бил по врагу. И так до тех пор, пока немецкие автоматчики, зайдя с тыла, не сразили нашего воина. Это было примерно в 4 часа дня, по воспоминаниям свидетелей этого героического боя.

Каково же было удивление гитлеровских офицеров и солдат, когда подъехав к батарее, они увидели здесь одного человека – русоволосого юношу с петлицами младшего лейтенанта. Он лежал на орудийном лафете с окровавленной головой. Вся земля вокруг была изрыта снарядами и минами.

Гитлеровцы переглянулись. Старший из них вытащил фотоаппарат и несколько раз щёлкнул затвором. Потом он произнёс перед солдатами  речь, то и дело, показывая рукой на русского офицера. Пушку подцепили к машине и увезли, а тело артиллериста разрешили жителям похоронить со всеми почестями.

Местные жители похоронили Николая Загорского прямо на месте его гибели. Позднее его останки были перенесены в братскую могилу в селе Нижнедевицк.

2 ноября 1967 года в селе Вязноватовка на месте гибели Н.И. Загорского был установлен памятник в виде скульптуры, изображавшей фигуру молодого офицера артиллериста со снарядом в руках. Скульптура была исполнена в то время молодым Воронежским скульптором Мещеряковым.

В 1995 году к 50-летию Победы в Великой Отечественной войне, памятник Н.И. Загорскому претерпел реконструкцию.

7 мая 1995 года в с.Вязноватовка был торжественно открыт мемориальный комплекс (архитектор Анатолий Васильевич Квасов) в честь односельчан, погибших, умерших, пропавших без вести во время Великой Отечественной войны. Мемориальный комплекс, включал в себя и реставрированный памятник Загорскому. На открытии присутствовала большая группа первых лиц области, а также брат Н.И. Загорского – Георгий Иванович Загорский.      

Жданов Иван Митрофанович

Иван Жданов родился в 1924 году. Начал рано работать. В своем Нижнетуровском колхозе  в 15 лет мальчик, как взрослый, пахал на лошади, возил  зерно из Нижнего Турово в Курбатово.

В 1941 году началась Великая Отечественная война. Когда немец подходил к Нижнедевицкому району, началась эвакуация. Жители села  Нижнее Турово пошли пешком в сторону Гремячьего. Однако встретились с немцами. Пришлось прятаться. В конечном итоге вернулись назад домой. Жданов уже был взрослый парень. Как он рассказывал, чтобы спастись от внимания фашистов, по подсказке односельчанина, «заболел тифом». В дома с такими больными немцы заходить боялись. Не зашли они и в дом Ждановых.

Когда район освободили, Иван со своими односельчанами пошел защищать Родину. Колхоз выделил лошадь, ребята поехали на  пересыльный пункт в Курск. Там выдали обмундирование и отправили на фронт. 

Жданов попал в учебный батальон. Учили его три месяца. Специально приезжал тренер, чтобы обучать различным приемам. Ребят готовили в разведчики.

Шесть месяцев сержант Жданов воевал в разведке. Был командиром разведгруппы. Участвовал в Курской битве. Был  ранен. Три месяца  лечился в госпитале. Снова вернулся в строй. Уже в стрелковую часть 102-й дивизии  Белорусского фронта.

Солдат не прятался по окопам, поэтому пуля снова его отметила. И опять госпиталь. Три раза война пыталась расправиться с русским солдатом. Не получилось. Правда, третье ранение было очень тяжелым.

До сих пор не уходит из памяти тот бой. Иван Митрофанович вспоминает: «Я был командиром стрелкового отделения. В подчинении были узбеки. На передовой окопались. Кругом песок,  ссыпается. Мы, как на ладони. Получили приказ идти в бой. Я поднялся с криком «Ура! Все за мной!», а узбеки на месте. Тут-то и влетела  разрывная пуля в мою  ногу. Отправили  меня в санчасть,   потом в госпиталь в Грузию».

48 дней после третьего ранения пролежал Иван Жданов в госпитале, буквально «замурованным» в гипс. А перед этим операция – три с половиной часа под наркозом. Из него вынули с ведро осколков.

Ранение оказалось очень тяжелым с получением инвалидности. Вернулся фронтовик домой на костылях в сопровождении медсестры.

Тяжело восстанавливал здоровье Иван Митрофанович. Не вся работа была по силам. Но ко всему подходил ответственно и с желанием.

Жданов трудился бригадиром, начальником сторожевой охраны, объездчиком в колхозах «Пролетарский труд», «Надежда», «Рассвет». Он любил лошадей, с которыми «дружил» с детства.  Когда в Нижнедевицкий район приезжал сын легендарного комдива Василия Чапаева Александр Чапаев, Жданов приветствовал его в группе конников.

Война сделала Ивана Жданова инвалидом. Но не отняла желания трудиться. У былого солдата 45 лет трудового стажа. И много лет сотрудничества с органами милиции. Иван Митрофанович был дружинником, потом внештатным сотрудником милиции. За активное участие в борьбе с преступностью и охране общественного порядка, сержант, участник и инвалид Великой Отечественной войны  не один раз отмечался районным отделом внутренних дел грамотами, денежными премиями.

Благодарности за  успехи под мирным небом прибавлялись к военным наградам: орден Отечественной войны I степени, медаль «За боевые  заслуги», другие медали.

Новичихин Василий Карпович

Когда началась Великая Отечественная война Новичихин Василий, 1918 г.р. проходил службу в армии. И вступил в бой, можно сказать, подготовленным.  Его военная дорога пролегла по Верхнему Турово, где он родился. Ему удалось на минутку забежать в родной дом.  Там он получил благословение матери, которое хранило его всю войну. Да, у  Василия было несколько ранений. Но, подлеченный в госпитале (одна пуля все же осталась под сердцем), снова шел защищать Родину. Вот вехи его пути: Воронеж, Коротояк, Украина, Белоруссия, Латвия, Литва, Кенигсберг.

Как воевал солдат-связист, говорят его награды: Ордена Красной Звезды, Великой Отечественной войны II степени, 11 медалей, среди которых «За отвагу», «За боевые заслуги».

Один момент боевого пути связиста Новичихина. Шел сильный бой. И связь, такая необходимая в тот момент, прервалась. Василий пополз, ища порыв. Нашел. Провод перебит в двух местах. А  руки всего две. Недолго размышляя, один порыв  соединил зубами, другой держал руками. И весь бой  шла связь,  где по проводу, где через человека. За тот выигранный бой Новичихина наградили Орденом Красной Звезды.

Кончилась война, вернулся солдат домой. Женился, родился сын.  Василий Карпович трудился охранником. Он стоял на посту железнодорожного моста, который соединял два берега реки Дон, протекающей  в районе г. Семилуки Воронежской области.

В свободное время  без дела не сидел. В Курбатово  построил  своими руками дом. Имел хозяйство, пасеку.

Не уклонялся от общественных поручений. Он  принимал приглашения на встречи с молодежью, где рассказывал о тяготах войны, о боевом духе наших солдат, которые  не щадили жизни для победы над врагом. В начале 90-х годов прошлого века был одним из первых помощников в строительстве Верхнетуровского храма.

Новичихин В.К. прожил долгую жизнь. Скончался он в возрасте 94 лет.

 Хорошильцев  Николай Никитович

Осенью 1941 года восемнадцатилетним парнем пошел защищать  Родину от фашистских захватчиков Николай Хорошильцев. Присягу он принял, будучи стрелком 20-й воздушной десантной бригады. Позже  гвардии   старшина  Хорошильцев  – командир орудия танка  36 гвардейского тяжелого танкового полка. Смелость и отвага отмечали русского парня. И все его действия, которые работали на победу, отмечены наградами. Медалью «За боевые  заслуги» Николай награжден за уничтожение финского автоматчика, который  положил не одного нашего солдата. Награда «За оборону Сталинграда» говорит сама за себя. В той страшной схватке советские  воины, в их числе Хорошильцев, показали оккупантам, что им никогда не быть хозяевами  нашей страны. 

Три раза был ранен Николай Никитович. Третье было очень тяжелым. 16 марта 1945 года  в Германии  экипаж танка, где командиром орудия был Хорошильцев,  одним из первых ворвался в село Хекендорф. В трудных условиях боя на узких улочках  деревни Николай  огнем своего орудия уничтожил два самоходных орудия,  три дзота, три орудия и 20 солдат и офицеров противника. На следующий день танк Хорошильцева был подбит. Несмотря на то, что  враг  сильным огнем отрезал нашу пехоту от танка, а Хорошильцев был ранен, мужественный экипаж продолжал сражаться и  отражать огнем пулеметов и орудия  попытку гитлеровцев поджечь танк.

Данная информация взята из наградного листа. За этот бой Николай Никитович был награжден орденом Великой Отечественной  войны первой степени. О награде  старшина узнал, находясь в госпитале на излечении.

После победы Хорошильцев не сразу вернулся домой. С января 1946 по март 1947 года  он – курсант 31 учебного танкового полка.

И пришла мирная жизнь. Надо было восстанавливать порушенное, возводить новое. Николай Никитович сначала работал в СМУ (строительно-монтажный участок). Когда в Курбатово начали строить элеватор, Хорошильцева приняли монтажником. Он строил здания, склады, устанавливал оборудование. Элеватор пустили в строй, Николай остался там работать слесарем. Это официально. А точно – он мог исполнять и исполнял любую работу: сушильщик, тракторист, сварщик. Он мог разобраться в любом, вновь поступившем, оборудовании. Николай Никитович, считали  его  сотрудники, был правой рукой главного инженера. У него были и руки, и голова золотые. Инвалид войны, никогда ничего не просил для себя.  Был исполнительным,  скромным и совестливым. Он умер в 2008 году.